Вечер с Боженой

Bookmark and Share

Но при этом мы раздеваемся в маршрутках, троллейбусах, трамваях. Тут мы не просто снимаем с себя одежду по частям, нет, мы срываем ее целиком, с кожей, обнажая душу. Смотрите, слушайте, внимайте! Мы разговариваем, мы жалуемся, мы хвастаемся, мы обсуждаем, мы сплетничаем, мы способны довести до бешенства своими проблемами тридцать сидящих и сорок стоящих пассажиров, не понимая, что стоим... Голыми! Но беспокоимся ли мы об окружающих, ощущаем ли мы себя голыми, простите, без трусов? Нет?
Я — центр Вселенной, вокруг меня крутится этот земной шарик, я — главный! «Пусть мир прогнется под нас!», — спел Макаревич, и мы усвоили эту незамысловатую философию жизни. И мир прогибается, терпит и опять прогибается перед этим театром одного актера.
Бедная Лиза!
Она обнажилась вся, неприлично сверкая белым телом своей семейной жизни пред всеми, громко, со смаком, с эмоциями, словно на театральных подмостках она разыгрывает эту комедию.
— Он ушел от меня, мама! Этот козел, ты представляешь, он сегодня не ночевал дома! Он уехал к своей мамочке! Да, я обиделась на него. Сколько можно это терпеть, сколько можно терпеть его нищенскую зарплату, я уже собрала его вещи!
Незаменимый директор сидит у окна, разбросав свои телеса. Вокруг толпятся женщины с сумками и сумочками, молодые и не очень, но он их не видит. Он никого не видит, перед глазами у него собственный образ босса.
Он решает! Он ничего не решает, через полчаса оказывается, что он просто рекламный менеджер, и он ничего не решает.
— Да, алло, ну что еще? Сворачивай все, мы не будем их печатать, да они должны нам пять тысяч. Так, передай Павловне, чтобы даже не брала заказ, я решаю!
Мачо! Он стоит посреди маршрутки, как будто только что вылез из чужой постели, стоящей в маленькой комнатке грязной общаги, и тело у него грязное, как и одежда и ситуация.
— Алло, ну шо, да ты гонишь, не можешь? Тю, слухай, я тут вчера девку снял, ну так себе, так она…
Нужны ли нам зрители, когда мы играем? Нужны, и еще как! Как же без них, любимых, ведь только в общественном транспорте можно найти те самые свободные уши, которые будут слушать. И нас посещает тайная мыслишка, что кто-то позавидует успеху, а кто-то пожалеет.
Откуда все это, этот театр, эта жажда зрителей?
Все это от одиночества, вздохнув, скажете вы. Нет господа, от обыкновенного бескультурья.
Мир стал грубым и бескультурным, парируете вы. Но ведь мы ему в том помогаем!
Что толку шикать и возмущенно покачивать головой, слушая молодчика с мимолетным романом, что толку злиться, выслушивая проблемы чужого бизнеса, что толку, наконец, мысленно проклинать молодую женушку, выгнавшую своего недотепу мужа с маленькой зарплатой?
Мир молчит, равнодушно, с внутренним озлоблением, с агрессией.
«Не стоит вмешиваться», «делать замечания посторонним людям неприлично!» «Это его проблемы», «ну скажу, а что изменится, он же хам!»
А потом происходит цепная реакция. Почему-то, выйдя из маршрутки, мы ищем того, на ком можно согнать негатив, толкнем впереди стоящего у выхода, чертыхнемся, нахамим на работе, найдем причину, чтобы зацепиться с коллегой или же подчиненным.
Господа! Каждый из нас может все это прекратить!
Да, есть в мире вещи, которые невозможно изменить, но есть то, что подвластно каждому из нас.
Достаточно отбросить свою псевдокультуру и сделать то, что считалось неприличным: оборвать говорливого любителя мобильных разговоров или же, что самое главное, поддержать того, кто это сделал. Вот, кстати, здесь и кроется разгадка транспортной обнаженки: только один человек видит, что «король голый» и только одному неприятно его тело, остальным — нет. Господа, может, вы снимите очки, увидите и поддержите, и не просто тихо и шепотом, а, как на митинге, — громко и уверенно. Поверьте, произойдет чудо!
Я лично наблюдала такое чудо в 146-й маршрутке: разговор на полуболгарском, украинском и русском шел тридцать минут. Междометия, мат, в общем, в этом монологе было все. И вдруг мужчина, сидевший на заднем сиденье, не выдержал, сделал два жестких замечания, но они не произвели никакого эффекта. Покосившись на него, молодой паренек продолжил говорить. Но, как оказалось, именно в это время и именно в этой маршрутке ехали граждане, которые не считали, что «делать замечания посторонним людям — неприлично». Ну не знали они такого правила и поддержали уставшего после работы одессита. Произошло чудо, через несколько секунд все завершилось со счетом 1:0 в пользу любителей тишины.
Над вами разговаривают на чистом матерном диалекте, — делайте замечание. Вам мешают душевные переживания, изливающиеся по мобильному телефону, — делайте замечание. Главное, — перестаньте Бояться! Не молчите и прекратите сами болтать без умолку! Вы успеете поговорить, рассказать, пожаловаться. Достаточно просто выйти из общественного транспорта. Будет ли эффект от этого? Будет, и вы его увидите. Проверено на себе, я это знаю точно. Ну что ж, господа, это, собственно, все, что я хотела сказать.

Всегда с любовью к вам ваша Божена.



Обсудить на форуме Одесского Вестника или в блоге Одесского Вестника