Птица феникс снова распускает крылья, или несколько слов о балете

Bookmark and Share


Городской театр, позже Одесский оперный, а сегодня Одесский национальный театр оперы и балета, построенный в 1809 году, стал визитной карточкой города. Переживший два пожара и 11 лет реконструкции, он, как птица Феникс, снова распускает крылья.

Прошлое...
Начало XIX века. Строится и разрастается город, приобретая все большую известность в Европе, а с ним и Городской театр, упоминание о котором все чаще появляется на страницах изданий, на устах заядлой театральной публики Европы и Царской России. Об одном из событий в жизни театральной Одессы городские газеты писали особенно много и восторженно… Это гастроли прима-балерины императорских театров Екатерины Адреановой. До нее артисты столичных театров в провинцию не выезжали, ведь Одесса только начала завоевывать свои позиции. Адреанова же, пользуясь неоспоримым авторитетом, собрала понравившихся учениц московских балетных школ и приехала в Одессу. Каждый спектакль с ее участием вызывал бурный восторг зрителей, билеты выкупались заранее, а после окончания спектакля возбужденная толпа поклонников провожала карету своей любимицы до дома, освещая ее путь двумястами зажженных факелов в руках. Как писала своему другу в письме Екатерина Адреанова, картина таких проводов достойна быть на полотне. Получив массу положительных отзывов, Одесский оперный стал привлекать внимание маститых артистов оперы и балета… Театр начал восхождение по ступенькам мировой славы. Все бы хорошо, если бы не одно «но»…
В те времена сцена освещалась большими лампадами с маслом, а зал – пятисвечевыми канделябрами. Небольшая искра в ночное время – и… спустя 64 года после открытия Городской театр сгорел дотла на глазах у сбежавшейся со всего города потрясенной публики.
Через 11 лет после начала строительства, 1 октября 1887 года, состоялось торжественное открытие. И если во время строительства в обществе случались трения относительно колоссальной суммы по тем временам – 1,5 миллиона рублей, потраченной на восстановление, то по окончании ни у кого вопросов не осталось. Ведь именно с тех пор любовь и гордость одесситов обращена к этой культурной святыне. Красоту Одесского оперного воспевали поэты, и сегодня театр не перестает восхищать торжественным архитектурным ансамблем. С первых лет существования новый Городской театр стал центром культурной жизни Одессы.
С середины 90-х годов XIX столетия в репертуаре театра утвердились оперные спектакли. Бесспорным событием в культурной жизни города стал приезд Петра Ильича Чайковского. Во время постановки оперы «Пиковая дама» он присутствовал на всех репетициях, участвовал в работе оркестра и исполнителей. Именно в Одессе в программе концерта публика впервые услышала музыку к балету «Щелкунчик».
Собственной балетной труппы у театра не было. Балетмейстером работал Феликс Нижинский, отец всемирно известного Вацлава Нижинского. Он был постановщиком и исполнителем танцев в оперных спектаклях. В то время многие оперные постановки включали в себя балетные номера, в которых были задействованы преимущественно воспитанники Варшавской хореографической школы. И лишь в 10-х годах XX века начали предприниматься попытки по созданию собственной балетной труппы. В начале 20-х годов балетмейстер Ремислав Ремиславский создал балетную студию при театре. Прима-балерина Екатерина Пушкина пошла дальше. Воспитанница выдающейся балерины Ольги Преображенской владела не только великолепной техникой классического танца, но и обладала прекрасным педагогическим даром. В 1922 году Екатерина Пушкина открывает первую хорео­графическую школу и готовит со своими учениками первое представление – «Летающий балет», основанное на итальянской машинерии.
Годом рождения профессиональной балетной труппы в Одесском городском театре стал 1923 год. Для постановки первого балетного спектакля был приглашен известный по тем временам балетмейстер Роберт Баланотти. Его дебютной постановкой стало «Лебединое озеро». Премьера состоялась 7 декабря 1923 года. Роль Одетты-Одилии исполнила Екатерина Пушкина, принца Зигфрида – Баланотти, в остальных партиях выступили двадцать практикантов школы Пушкиной. Постановка получила прекрасные отзывы. Но одним спектаклем дело не ограничилось. Работа кипела, зритель был в восторге, пресса пестрила восторженными отзывами…

В ночь на 15 марта 1925 года театру и его коллективу пришлось пережить еще одно трагическое событие – очередной пожар. Во время оперного спектакля «Пророк» из-за неосторожного обращения с огнем загорелись декорации, металлический занавес, отделявший зрительный зал от сцены, рухнул в партер. Сгорели декорации, сцена, часть старинной нотной библиотеки, великолепный занавес и зрительный зал. Потребовался год, чтобы восстановить театр. Средства собирал весь город. В это тяжелое для коллектива время Роберт Баланотти вместе с прима-балериной Екатериной Пушкиной организовал концертные выступления на разных сценических площадках города, стараясь сохранить труппу и интерес одесского зрителя к балету.
По окончании реконструкции для балетного коллектива началась пора подлинного расцвета. Один за другим приходят талантливые балетмейстеры, имена которых со временем приобретут всемирное признание: Касьян Голейзовский, дуэт балетмейстеров – Николай Болотов и Павел Вирский, Михаил Моисеев, Иван Балаев, Владимир Каверзин, Вахтанг Вронский, Петр Филиппов и многие другие. Перечисление всех мэтров, их историй и достижений заняло бы, пожалуй, несколько страниц. Многие их постановки позже стали классикой современного балета и, безусловно, внесли свой вклад во всемирную историю балетного искусства. Одесскому оперному везло с артистами. На его сцене блистали такие выдающиеся мастера балета, как Евгения Кароссо, Екатерина Пушкина, Вера Преснякова, Дора Алидорт, Ирина Михайличенко, Михаил Петухов, Наталья Баришева, Вера Волкова-Филиппова, Валерий Михайловский, Светлана Антипова, Виктор Новицкий, Сильва Вальтер-Меркулова, Ольга Ширманова-Кастрицкая. В Одесском городском
театре сменяли друг друга целые эпохи, каждая из которых лепила и создавала неповторимую историю балета Одесского национального академического театра оперы и балета.
Однако 90-е годы прошлого столетия выдались тяжелыми для всех балетных трупп театров бывшего Советского Союза и в особенности для балетной труппы Одесского оперного. Длительная реконструкция театра, затянувшаяся на целых 11 лет, с 1996-го по 2007-й, оставила артистов без репетиционных залов, сцены и фактически без зрителя. Артисты вынуждены были выступать на не приспособленных для балета сценах. И эти обстоятельства, конечно, ослабили состав труппы, прекратилось пополнение коллектива новыми артистами, многие были вынуждены покинуть театр. Более того, в эти годы на территории бывшего Союза распространилось такое явление, как частные организации, практиковавшие гастроли в разных странах мира. Но, к сожалению, данные организации не слишком заботились о качестве выступлений и о самих артистах. Набирая второстепенные коллективы, оплата труда в которых была в десятки раз ниже чем стоимость билетов, иностранному зрителю вместо знаменитого на весь мир русского балета презентовали спектакли второго сорта. И это, безусловно, создало у зрителя предвзятое отношение и испортило репутацию как Одесского оперного, так и всей школы балета СССР как таковой.

...настоящее
Сложная задача восстановить доброе имя балетной труппы Одесского оперного легла на плечи нового главного балетмейстера Юрия Валентиновича Васюченко.

Юрий Валентинович Васюченко, заслуженный артист России, выпускник Ленинградского хореографического училища имени А. Вагановой по классу А. Кумысникова. В 2001 году окончил Московскую академию хореографии, курс режиссуры хореографии Юрия Григоровича и Генриха Майорова, получил квалификацию «балетмейстер, хореограф».
Лауреат Всесоюзного конкурса артистов балета в Москве (1980 год, ІІ премия), а также конкурсов в Варне (1981 год, ІІІ премия), Москве (1981 год, ІІІ премия). Исполнял ведущие партии в балетах «Щелкунчик», «Лебединое озеро» Петра Чайковского, «Эгле – королева ужей» Эдуардаса Бальсиса, «Вальпургиева ночь» Шарля Гуно, «Жизель» Адольфа Адана и других. Преподает с 1988 года, в том числе – в Лондоне, Токио, Осаке, Нью-Йорке, Вашингтоне и других городах.
– Когда я принял руководство труппой, в ней работало 45 человек. Без репертуара и без определенной репертуарной политики. После грандиозной славы Одесского театра оперы и балета в 70–80-х годах прошлого столетия в 90-е все сошло на «нет». И не потому, что артисты плохие. Просто так сложилось. Артисту, не имеющему определенного театрального «места жительства», очень трудно работать не только физически – в неприспособленных помещениях, но и психологически. Во время реконструкции все усилия были брошены на ремонт театра, и, к сожалению, балету не оказывали должного внимания... Впрочем, это касалось не только балета.
И снова, как когда-то, Одесский оперный восстанавливается, и снова начинает восхождение на мировую арену, становясь постепенно все более известным и почитаемым, неся впереди, как знамя, свою славную историю как символ непременного возрождения.
– Эта роль – не столько тяжелая, сколько почетная. Когда берешь устоявшийся коллектив, в котором все хорошо, ты фактически пользуешься чужими успехами, чужой славой, доставшейся от предшественника, единственное, что требуется, – не дать чужим трудам превратиться в прах. В этой же ситуации все по-другому, практически все начинаешь заново. Более того, никогда нельзя быть уверенным, что у тебя получится что-то лучше, чем у другого, особенно учитывая великую историю одесской труппы Оперного театра и тех мэтров балета, которые творили в его стенах.
Стоит сказать, что должность главного балетмейстера требует не только профессионального подхода и творчества, но и выдающихся организаторских способностей.
– Мы сейчас активно восстанавливаем костюмы и декорации, настолько, конечно, насколько позволяет бюджет. Нужно сохранить это прекрасное наследие в целости и сохранности, а ведь костюмы изнашиваются очень сильно. Мы продолжаем смотреть новых артистов и пополнять труппу. С этим у нас тоже возникают некоторые административные сложности. Мы люди искусства, и для нас самое ценное – талант и профессионализм. А сегодня многие талантливые артисты являются гражданами других стран, и мы вынуждены считаться с законодательными нормами касательно приема на работу иностранных граждан, – говорит Юрий Васюченко.
Не секрет, что, несмотря на требования классического танца, каждый преподаватель имеет свои, подчас неуловимые особенности постановки. Собирая труппу из выпускников разных балетных школ мира, задача балетмейстера – добиться идеальной синхронности. Ведь, к примеру, разница в сантиметр при повороте головы уже создает неровный сценический рисунок.
Юрию Валентиновичу удалось собрать коллектив в сто человек, и теперь труппа Одесского оперного может не только радовать одесситов прекрасными постановками, но и подарить вдохновение от созерцания высокопрофессионального искусства иностранному зрителю.
– У нас уже были гастроли в Испании и Португалии, также мы порадовали французского зрителя. Я горжусь тем, как достойно мы выступили, и тем, сколько лестных отзывов мы получили от зрителей и профессиональных балетных критиков. У нас составлен план гастролей на год вперед. Также запланированы гастроли в Китай. И мы тщательно готовимся к ним. Китай на сегодняшний день, если можно так выразиться, – «законодатель балетной моды», более того, каждый год, а то и два раза в год к ним приезжает Большой театр, Мариинский театр, Киевский театр и Кремлевский балет. Так что китайский зритель, можно сказать, избалован хорошим балетом. Трудность этой поездки заключается еще и в том, что мы должны разделить труппу без потерь для зрителя и оставить одесситам спектакли. Мы едем в Китай составом, которым выезжает Большой театр, и везем «Щелкунчика» и «Лебединое озеро». 33 «лебедя» и 24 артиста кордебалета – это очень серьезно. И нет смысла даже выезжать, пока мы не будем на 100% уверены, что гастроли пройдут на очень высоком уровне, – говорит Юрий Валентинович.
Юрий Васюченко – приверженец классического балета и достаточно осторожно относится к новаторству и творческим импровизациям.
– Нужно в первую очередь отточить классические постановки и сделать их идеальными. Что же касается экспериментов и творческих поисков, они, конечно, должны иметь место, бесспорно, они вносят свежее дыхание, но перегружать ими репертуар нельзя. Ведь самые известные театры славятся именно своими классическими постановками. Более того, никогда не знаешь, станет ли твоя экспериментальная постановка впоследствии классикой, как стали когда-то новаторские «Кармен-Сюита», «Дон Кихот», «Баядерка», или же, продержавшись на сцене год-другой, канет в Лету.
– Театр – это моя жизнь. Я на работе с самого утра и до окончания спектакля. Театр – это грандиозная машина, где каждая шестеренка – это отдельный человек, тяжело трудящийся, не жалеющий сил и здоровья лишь для зрителя.
На церемонии открытия театра в 1887 году Фердинанд Фельнер произнес слова: «Прочно и незыблемо, как утес, стоит это здание назло завистникам и служит олицетворением силы создавшего его города. После дня, проведенного в борьбе за существование, каждый гражданин найдет здесь спокойствие и ясность духа, а вместе с тем – и новый стимул ко всему хорошему и благородному».

Юлия МАРЕ.



Обсудить на форуме или в блоге